Вместо предисловия: кое-что из приведённого ниже применял с успехом на практике и не раз. Имена Тёмных и тексты обращений к Ним привожу практически в оригинале, с минимальными поправками на современное произношение некоторых слов в русском языке. Иначе просто "не лягут" они на нынешнюю речь, ведь исходный материал, судя по некоторым признакам, был составлен не позднее начала 19-го века (при том, что своё начало он ведёт, скорее всего, от ещё более древних заговоров, в которых упоминается прежний, Тёмный пантеон богов). Несколько раз уже в момент выполнения данных обрядов мною чуть ли физически ощущалось чьё-то стороннее присутствие. Так что на Ваш страх и риск...

1. Арадашь

  Бес сильный, на всякие нужды годный, да над иными бесами силу имеет. Тот, кто от своего беса терпит худо, тот кликает Арадаша, тако тот присмирит. Поданью ему служит черный хлеб вином смоченный красным. Да на сие говор читается, да тако то на погосте оставить надобно опосля.

  Иже смирень то трезвоплясиной, тако вихретой аки по устани невольницей, тако поле жатвиной. Аки серп сходиной, тако посчитень не праву ходь, а по леву приходь. Аки на свист крутень, аки на плясь кутень, то лик засказень, то лик примасень. Иже то чёрну угодь да чёрну приводь. То запевиной заколышет, то припевиной приволышет, то Арадашь придёт, тако по смирению да по благовению. То мой просень твёрд аки камень, тако Арадашь за мной аки тень по дню, аки луна по небу, аки крест на гору, тако со мной не попрати спору. Верно да твёрдо!

  Опосля сказать чего надобно от Арадаша. Тако дань егону отнести на погост.

  2. Криводар

  Аки сей дух то нечестив, аки его сила, то аки ночь сама, аки саван погибели. Иже то люто держишь на кого, иль то ненавистен кто - то житие испоганит сей дух. Да коль что по житейному ход идёт, да тако то не по нраву тебе, то кликай Криводара. Иже то всё перекинет, иже всё перекривит. Тако худо в благо, благо в худо. То его власть, то его сила.
Надобно на свиное сердце нечётного числа говорить да в сердце семь шипов от шиповника воткнуть, коль говор читаешь.

  Небо над землицей, тако крест над могилицей, тако гром над полицей, тако ночь над денницей, то блажь над скверницей, то сладо над соленицей, то радо над слезницей, то Криводар над сходницей, то всё переводницей, то ветер вихрицой, то вода омутиной, то еда отравиной, то светина ночиной, то небесина землиной, то житие смертиной, то всё перекидиной, всё переворотиной, всё переходиной, по слову угодиной, Криводара сотвориной. Иже всё перекинетсья, всё переменитсья, по слову учинитсья, худо из блага сочинитсья, благо в худо учинитсья, правь в кривь утвердитсья, да Криводар печатю наложитсья, да как мной смолитсья, тако и сотворитсья. Да вот что проситсья, да вот что рекаетсья, да по слову моему зарекаетсья, да семь шипов втыкаетсья, то на каждый день сильяетсья, то на каждый день притоляетсья, то на каждый день рекаетсья, тако сотворитсья, тако сговоритсья, тако починитсья, тако учинитсья, *то и то* сотворитсья. Быть по сему!

  То рекут да 3 разка. Опосля коль все шипы воткнуты, то сердце сжечь на костре. То исполнится всё.

  3. Пекловод

  Бес скорбный. Иже на кого пойдёт, тому житие в слёзы изойдёт. Читается на вещь вражию иль на портретину:

  Cеми дорогами пойду, семь рек перейду, семь морей переплыву, семь гор перейду, семь озер обойду, да храм чёрный повидаю, да в том храме песнь послыхаю, да тамо не господь славитсья, да тамо не Христос молитсья, да тамо бес проситсья, да худо величавое запроситсья. То Пекловод громом явитсья, да иконы слезами оправятсья, да тринадцать свечей огнем воспылают, да девять воронов молитвы порекают, да Пекловоду хвалу то сотворяют, да Пекловода на *имя* нарекают. То *имя* охмуритсья, то *имя* понуритсья, то Пекловодом испоганитсья, то средь живых мёртвым станетсья, то хворотой прониметсья, то кривотой обниметсья, то дыхань отниметсья, то щит божий сниметсья, то страдать *имя* да перестрадатсья, то слезами аки водами умыватсья, то днём помучитсья, то ночю скрутится, то Пекловодом на погибель сводитсья. Быть по сему!

  То читают не менее 9 раз. Вещь опосля иль портрет закопать в лесу под осиной.

  4. Яровер

  Бес, что щитом ведьмаку сотворитсья, коль ведьмак на то надобность имеет. Иже три раза левой ножиной по земле топнуть да речь сие:

  Щит прошу, Яровера зову, змеи в клубки совью, волков сгоню, воронов закружу, мёртвых подыму, огни призову, Яровера ныне прошу: щитом мне будь, сохран мне ладь, врагов изводь, в могилы сводь. Верно да твёрдо!

  То сказать три раза. То сотворение грозное.

5. Ладорез

  Коль ведьмаку надобно чего разладом ствердить, то пусть сего беса кликает. Иже то разлад средь люда пустит, аки то гибель напустит, то урожай сгубит. Да коль силен ведьмак, то и стены каменные сей бес в прах свергнет. Аки на уме держи, что разладом почевать надобно да и молви сие:

  Да отворитесь вы двери пекловые, да соберитесь вы силы яровые, да пламенюкой то взметнитесь, на земь водой наметнитесь, да вода в ветрину перекинетсья, да ветрина в земь заминетсья, да что в одно сотворено, то ныне на одоль сдолено. То Ладореза нечестивого сотворень верная, то разладина ныне скверная, иже то луна с солнышком не сладитсья, иже огневица с водой не обручитсья, иже ветрина с землей не положитсья, тако сия говорина сложитсья. Иже что мной думано, что кумекано, то в медной книге писано, то Ладорезом треблено, то разладом пущено, то рушено, разрушено, ворочено, обратно не уложено. Быть по сему!

  Опосля надобно прутик ивовый что сушен то разломати надвое, да сказать:

  Ладорез, то моей сотворины творец, то проса моего просец. Заклято!

  То кинуть прутик на перекрестину.

  6. Свисто-худ

  Ведьмак, кому надобность есть мерная, да то временем особо-то даром не обложен, то надобно в ветренную погодицу выйти да три раза свистнуть да сказать своё и опосля сей говор:

Свистом свищу, свистом прошу, беса, худа, чёрта зову. Ветром пусть идёт, ветром пусть ревёт, свистом обернётсья, да моя словина приказиной накликнетсья. Быть по сему!

  7. Худолюб

  Сей бес лишь на негодные дела горазд да на скверные сотворины примаст. Иже его коль заговоришь, то худо сотворишь, да и попа одолишь. То опосля полночи надобно пятак на пол ложить да левой ножиной наступити, да сказать говор, да опосля свой прос твердить. Вот говор сей:

  За железными полями, за слёзными реками, за кривыми крестами, за горелыми сёлами, тамо печь медная горит, тако в небо дыминой черной коптит. Иже в той печи грехи людовые горят, да в той печи кости мертвецов смердят, да дымина та ходом идёт, да в дымине той Худолюб живёт, да тако ныне слово моё слыхает, да ныне на пятак сей откуп свой видает. То с правого края он метнётсья, да на левое переметнётсья, то ходом покрутитсья, то с прямого покривитсья, то скоситсья, то скинетсья, то наложитсья, то приложитсья, то послыхает, то повидает, то мою требу пусть исполняет. И будет так!

  То прос свой твердить. Иже прошено, то пятак при себе иметь, коль не исполнитсья. Аки исполнитсья, пятак сохранить на именной могилке.

  8. Моровед

  Сей бес аки сама коса погибели. Иже пойдёт на супостатов ведьмака, кто его кликал, то супостаты аки колосины будут скошены. То и млад, и стар, то по утру да по вечеру, то будет нещадно треблен да изурочен по житию, да в гроб вогнан. Таково сотворение, что от сего беса ожидаемо. Надобно на полу углём круг начертить, в кругу крест господний, да в серёдку креста надобно вогнати ножь, да сказать:

Яко крестом грехи искупаютсья, тако сим ножом пекловы врата отворяютсья. То не легион бесов кликаетсья, то Моровед выкликаетсья, да за ним ходень пекловая, да за ним погибель ярая, да за ним гадюка старая, да за ним ведьма скверная, да за ним стая ворония, да за ним тень скудная, да за ним скрежетина зубовная. То аки коса пойдёт, то аки серп снизойдёт, аки молния ударит, аки стрела вдарит, аки огнем опалит, аки в прах свалит, кто на меня идёт, кто супротив меня ведёт, кто слово гласит, кто худо просит, да кто люто держит, да кто мне враг, да кто мне супостат - на того Моровед идёт, того в гроб сведёт. Ножь, крест, чёрно, чёрно, одолено, заклято!

  То читают три раза. Тако ножь тамо три дня и три ночи пусть отстоит. Опосля то повидаешь, худо на врагов пойдёт. Иже то сотворитсья, то надобно ножь на утро четвёртое вынуть, да отнести и в лесу схоронить.

  9. Старовлась

  Иже Бес сей на всякое скверное. Иже то здравие в худо сведёт да младого сединой измерит. Такова его власть и сила на сотворение. То надобно на уме держати на кого сию напасть послать хочешь, да молви про себя:

  Старовлась, Старовлась, ась, ась, то на чёрен волос сединой иди, то на кость белу ломотой пойди, то на моложаву кожу жабиной, то на глазину слепотиной, то на животину резиной, то на жилу сухотой, то в кровь студеницей, да погибели саваницей, тако то твердицей, да на *имя* лютицой. Быть по сему!

То рекай, коль на уме кого держишь - одолит бес.

  10. Грызень

  То на всякое горазд: и на худо, и на благо, и на деньгу, и на амбарину полну. То рекут на печь, коль огонь яритсья:

  Грызень, ходень, мерень, серень, ладень, вадень, родень. Грызень, мерень, вадень, приладень, да мне добрень, да на моё сходень. То явень, то притравень, да мне блажень, да мне важень. То что прошень, то пусть выдень. Слово моё твёрдо!

И опосля загадать своё, коль три раза рекано на печь.

11. Гиблонар

  На смерть быструю бес кликаем. То на перекрестке дорог ночю с четверга на пятницу читают:

  Нарра, нара, вара, варра. Гибло, гибло, гибло. Косо, косо, косо. Криво, криво, криво. Гиблонара водно, Гиблонара водно, то ему ходно, то ему приводно, аки аспиду идти, аки гаду ползти, аки туманом идти, аки саваном пойти, аки наложится, аки настелится, аки худить, аки смертить, аки сушить, аки мертвить, аки отпевать, аки отрекать, аки от жития отнимать, аки в гроб вгонять, аки погибель творить, тако *имя* не жить, тако помирать, опосля сего слова в гробу бывать. Заклято!

  То по разу на каждую сторону света читают,  то против солнышка ход творяем.

  12. Намеровлад

  Бес щитом сотворен. Иже всякое дело ведьмака сокроет, иже всякое сотворение аки саваном заволочит, да ведьмак то пречист в глазах людовых будет. Аки никто не поведает, что пути скверные и сотворины гиблые. Надобно на три черные свечи по четвергам вечером читать сие:

  Шагом пойду, да туман испрошу, аки то не по полю пойдёт, то из труб медный уйдёт, то не небом постелитсья, то змеюкой повелитсья, Намеровладом предстанетсья, то бесом прияритсья, пекловой силой пригласитсья, да чёрным псалмом заскажетсья, да чёрным говором прискажетсья, да тремя старухами подхватитсья, да тремя старухами схватитсья, то дым в стелину, да им то в сотворину. То они пошивать станут, то они вышивать будут, то они сошьют, то они совьют, то они сокроют, то они покроют дела мои виданные, дела мои тайные, дела мои скверные. Намеровлад сверху кинетсья, печатю наложитсья, да всё от мира сокроетсья, да от господа укроетсья, то во веки пристанетсья, то на веки останетсья, да мне кару не понести, да мне худо мирское не повести. И быть по сему!

  То сотворина крепкая на щит и на слепоту глаз людовых.

13. Черноярь

  В святой день режут черного петуха да на кровь читают сей заговор. То творить один раз в году по нужде особой, иже опосля говора то просить свое надобно:

  То не днём, то ночью, то не по свету, то по тьме, то не по белу, то по чёрну, то не по воде, то по крови, то не по меди, то по железине, то не по сказине, то по заговорине, то не по полю, то по горине, то не по мякине, то по каменине, то не по блажине, то по сквернине слова сии я рекаю, слова сии говариваю, три врата пекла отворю, семь печатей надломлю, то пеклов огонь выпрошу, то пеклову ярь выпущу, то она не белая, то ярь сия чёрная, то не сила господнея, то сила бесовская. Тако именем она кликаетсья, то Черноярь призываетсья, то словами древними, то молитовками окоянными, я зарекаю, я запрашиваю, я выпрашиваю, господний покров отрекаю, Христа на Голгофу погоняю, Чернояра упрашиваю, замаливаю. То на кровь рекаю, то на кровь глашаю: пусть всё переведётсья, пусть всё отведётсья, да по моему всё сотворитсья, да по моему всё вымолитсья, то низ верхом сойдётсья, то левое в правое сведётсья, то ночь днём, то день ночью, Чернояр наводью, мой прос сотворью. И да будет так!

  То сие рекают три разка, иже сотворина крепкая. Опосля сего петуха чего сжечь на костре из трех пород дерева.